Современное состояние проблемы взаимоотношения природы -человека общества: социально-философский анализ Текст научной статьи по специальности «Философия»

Современное состояние проблемы взаимоотношения природы -человека общества: социально-философский анализ Текст научной статьи по специальности «Философия»

09.03.2007 Выкл. Автор admin

Современное состояние проблемы взаимоотношения природы -человека общества: социально-философский анализ Текст научной статьи по специальности «Философия»

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Дмитриева Н. В.

В современном мире всё острее встаёт проблема экологического бытия, основанного на принципах экоцентризма. Человек уже не является «центром Вселенной», изменяющим и прогнозирующим природные процессы, а зависимым от закономерного развития природы и общества. Проводится социально-философский анализ проблемы разрушения онтоса, бытия мира, бытия общества, бытия человека. Рассмотрение проблемы актуализировано разработкой целостной мировоззренческой картины взаимодействия природы человека общества и устойчивого развития в целом всех сфер Земли.

CURRENT ISSUES OF THE RELATIONSHIP BETWEEN NATURE, HUMAN BEING AND SOCIETY: SOCIAL AND PHILOSOPHIC ANALYSIS

In the present-day world, the issues of ecology founded on ecocentric principles are critically important. A human being is no longer «the center of the Universe», and can no longer change or forecast the processes going around in the nature, but on the contrary, depends on the laws of nature and society. The article contains social and philosophic analysis of the problem of ontos destruction, existence of the world and society, and life of the human being. The issue has become pressing due to development of a new world outlook demonstrating the interaction between the nature, a human being and society, and, on the whole, a stable development of all the Earth spheres.

Текст научной работы на тему «Современное состояние проблемы взаимоотношения природы -человека общества: социально-философский анализ»

УДК 37.014

Н.В. Дмитриева

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПРИРОДЫ -ЧЕЛОВЕКА — ОБЩЕСТВА: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

В современном мире всё острее встаёт проблема экологического бытия, основанного на принципах экоцентризма. Человек уже не является «центром Вселенной», изменяющим и прогнозирующим природные процессы, а зависимым от закономерного развития природы и общества. Проводится социально-философский анализ проблемы разрушения онтоса, бытия мира, бытия общества, бытия человека. Рассмотрение проблемы актуализировано разработкой целостной мировоззренческой картины взаимодействия природы — человека — общества и устойчивого развития в целом всех сфер Земли.

Экологическая проблема, целостная философская картина взаимодействия природы — человека — общества, экофилософия

N.V. Dmitrieva CURRENT ISSUES OF THE RELATIONSHIP BETWEEN NATURE, HUMAN BEING AND SOCIETY: SOCIAL AND PHILOSOPHIC ANALYSIS

In the present-day world, the issues of ecology founded on ecocentric principles are critically important. A human being is no longer «the center of the Universe», and can no longer change or forecast the processes going around in the nature, but on the contrary, depends on the laws of nature and society. The article contains social and philosophic analysis of the problem of ontos destruction, existence of the world and society, and life of the human being. The issue has become pressing due to development of a new

world outlook demonstrating the interaction between the nature, a human being and society, and, on the whole, a stable development of all the Earth spheres.

Environmental problem, the whole philosophic picture of the interaction between nature — human being — society, ecophilosophy

Проблема взаимоотношений человека, природы и общества во всей её целостности всегда была предметом глубокого философского интереса. К ней так или иначе обращались крупнейшие мыслители прошлого, пытавшиеся определить место и роль человека в универсуме. В связи с этим встаёт вопрос: как соотносится экологическая проблема, требующая неотложных естественнонаучных, технико-экономических и социально-политических решений, с вечной философской проблемой взаимоотношений человека и природы?

В современном мире на взаимодействие человека с природой непосредственное влияние оказывает социум, выстраивающий и формирующий его личностные, поведенческие и профессиональные детерминанты. Человек уже является не «центром Вселенной», изменяющим и прогнозирующим природные процессы, а зависимым от закономерного развития природы и общества. На становление человека как части бытия влияют различные природные и социальные трансформации. В этой связи особого внимания заслуживает экософская критика современного антропоцентризма. Именно в трудах отечественных и зарубежных экософов содержится возможность появления нового типа бытия -экологического, формирование которого возможно с учетом приоритета эколого-духовных ценностей во всех сферах бытия человека. Экология может служить единой «объединяющей платформой» -ценностной основой для формирования нового экоса, новой «человекоразмерной онтологии», где бытие человека духовно включено в бытие единого Универсума [1]. В трудах отечественных и зарубежных экосо-фов содержится возможность появления нового типа бытия — экологического, формирование которого возможно с учетом приоритета эколого-духовных ценностей во всех сферах бытия человека.

Становление экологии в виде интегральной научной дисциплины и превращение экологической проблематики в доминирующую мировоззренческую установку свидетельствует об объективной тенденции к экологическому бытию, основанному на принципах экоцентризма. Все более отчетливо обнаруживается, что экология подвержена почти непрерывным изменениям ее целей, языка и границ. Историческая линия развития идет от ранних концепций экологических открытий и таксономии через социальный дарвинизм, экологию человека и экополитику к современным исследованиям культурных, социальных, экологических глобальных и региональных проблем. Но это развитие не помогло экологии достигнуть более глубокого понимания присущих ей многих нерешенных концептуальных проблем, которые вполне реальны и могут быть решены только самими фактологическими экологическими исследованиями.

Если у родоначальника экологической дисциплины Э. Геккеля экологический анализ ограничивался растительными и животными организмами и окружающими их мирами, то начиная с 60-х гг. ХХ столетия экологическое мышление во все возрастающей мере занялось человеком и его зависимостью от естественных систем [2]. Положение о том, что отношение человека к природе определяется отношением человека к человеку, стало основой «экологии человека» и привело к включению социологических и этических вопросов в горизонт традиционной экологии. Наконец, расширение экологии до исследования экологических систем, когда локальные экосистемы рассматриваются в глобальной взаимосвязи, и непостижимы посредством обычного аналитического рассмотрения, привело к формированию ядра критико-научных, холистских, понимающих и даже критикоцивилизационных мыслительных моделей.

Распространение экологических идей ныне стало важным фактором в изменении человеческого мышления, но на пути к единой экологической культуре обнаруживаются постоянные и растущие трудности. Очерченный ход событий все более настойчиво выдвигает перед человечеством такие научно-социальные проблемы как правильное использование экологии в обществе, место экологии в просвещении и общей культуре, философское осмысление места человека в социальном и природном бытии. Особую актуальность приобрел вопрос возможности обоснования и построения адекватной экософии. Однако сложность данного вопроса состоит в том, что начиная с 1970-х годов экологические дебаты стали все более концептуально запутанными и методологически неубедительными, требующими основательного философского анализа. Понимание каждой из ключевых проблем, относящихся к форме и содержанию таких эконаук как общая экология, глубинная экология, инвайронмен-тальная экология, отношениям между ними и с экософией, все больше и больше оказывалось запутанным, а философское осмысление экологии — все более трудным.

В целом ситуация сложилась таким образом, что от экологии ждут практических рекомендаций в тот момент, когда в ней не сформировались необходимые теоретические структуры. Глобальная экология еще не сложилась как самостоятельная научная дисциплина: у нее нет развитого категориального аппарата, чрезвычайно слабы концептуальные основания прогностических анализов, отсутствует должная методологическая база. Все это значительно затрудняет постановку и решение одной из наиболее актуальных проблем в теории и практике природопользования — проблему качества природной среды, которая может быть определена как концентрированное выражение всей совокупности социоприродной проблематики.

Несмотря на то, что в последнее время понятие «бытие природной среды» активно используется в экологической литературе, оно понимается, как правило, с позиций антропоцентризма, а критерии, по которому осуществляется определение качества, носят прикладной характер, отражающий специфику не только научной дисциплины, но и личностных особенностей самого ученого. В своем большинстве такие критерии расширительному толкованию не подлежат в силу своей частной направленности и затрудняют его использование в экософских объяснениях. К тому же критерии, нормы и границы самой экофилософии базируются на недостаточных социально-философских основаниях [8].

Так, с естественно-научной точки зрения нормы ПДК (предельно допустимой концентрации), ПДН (предельно допустимой нагрузки) не могут служить критериями качества природной среды, поскольку их разработка базируется на стремлении выразить взаимодействие эволюционирующих систем исходя из статических критериев. В этом случае утрачивается сопряженность качества и количества. Качество трактуется как степень соответствия искусственно введенным стандартам, а количество сведено к одной из форм своего проявления, к числовому выражению, что не только значительно обедняет, но и прямо фальсифицирует его содержание [3].

Идеальной исходной посылкой для решения проблемы качества природной среды могло бы явиться достаточно глубокое знание о параметрах функционирования биосферы безотносительно к человеку. В этом случае появилась бы реальная возможность определения нормы в состоянии природной среды, что явилось бы отправной точкой для определения критериев оптимального воздействия на среду. Однако сложившаяся реальность такова, что решать проблему качества приходится раньше, чем в биоэкологических науках сложились представления о системной организации биосферы, факторах ее устойчивости, направленности биосферной эволюции и др. В такой ситуации необходимо привлечение методологического арсенала философии, имеющей сильные традиции в решении проблемы качества. В состав методологии экосоциологического исследования должен войти ряд философских принципов, например, принцип многокачественности материальных объектов, принцип иерархии качеств, принцип системности качеств.

Развитие экософии позволит не просто разработать стратегию решения экологических проблем, но и составить оптимизирующую роль человека в биосфере в целом. Сегодня экософия представляет собой одно из направлений в современном философско-экологическом сознании, рассматривающее отношения человека к природе в интимно-личностном, этическом, эстетическом, религиозном аспектах. Экософия, или экофилософия, являются неологизмами, образованными путем сокращения выражения экологическая философия. Экофилософия обозначает раздел философии, который имеет преимущественно экоцентрическую или биоцентрическую перспективу. В значении «экологическая мудрость» этот термин был придуман норвежским философом Арне Наессом, который определил экософию следующим образом: «Под экософией я понимаю философию экологической гармонии или равновесия. Философия как вид Софии (или) мудрости является открыто нормативной, и она содержит как нормы, правила, постулаты, так и ценностные приоритетные положения и гипотезы, касающиеся положения дел в нашем универсуме. Мудрость является мудростью образа действия или стратегии, предписания, а не только научного описания и предсказания. Детали экософии будут показывать многие разновидности, касающиеся существенных различий, относящихся не только к «фактам» загрязнения, ресурсам, популяции и т. д., но также приоритетов ценностного порядка» [6].

Экософия имеет ряд разновидностей. Так, для представителей глубинной экологии (А. Наесс, У. Андерсон, У. Фокс и др.) изменение взаимоотношений общества и природы начинается с изменения самой структуры нашего «я». Традиционное противопоставление «я» и окружающего мира заменяется представлением о том, что наше «я» — это поле, которое постоянно расширяется, углубляется, сливаясь со всем существующим на планете. Забота о природе становится заботой о себе, все преграды между «я» и природой рушатся, человек начинает мыслить «изнутри» природы, общепринятая нормативная мораль оказывается излишней. Личность превращается в «эко-я», она готова «сбросить с себя бремя отождествления только с человеческой сущностью». Человек начинает говорить от имени земли, леса, горы. В рамках глубинной экологии предлагаются способы слияния с природой: ритуальные формы действий, медитативные упражнения, пробуждение «эволюционной памяти», «эко-дыхательные» упражнения, подключающие «я» человека к большому экологическому «Я». Человек утрачивает индивидуальную свободу, подчиняясь душе природы, растворяясь в ней [1].

172

Другая тенденция в экософии, персоналистическая экология, ориентирована на идею сотрудничества с природой, руководства природой, расширения возможностей природы. Зачастую она бывает связана с христианскими воззрениями, расширяя стремление христиан к собственному спасению до заботы о всём живом на Земле. Отношения человека и природы должны приобрести характер симфонии.

Вопреки распространенному мнению, что христианство явилось источником потребительского отношения к природе, Р. Аттфилд, Дж. Пассмор, Л. Уайт утверждают, что в христианстве коренятся совершенно иные тенденции взаимоотношения человека с природой. Библейский Эдем — это идеальный образ природы, возврат к единению с ней. Грехопадение — это деспотически-потребительское отношение к природе, выраженное в рационализации взглядов на природу как объект анализа и носителя стоимости. Мироощущение христианина способно за видимой ограниченностью природы прозреть божественный замысел движения тварного мира к совершенству, к единению с Творцом. В этом случае «я» не растворяется в душе природы; напротив, зрелость «я» есть залог существования и «возрастания» природы.

Экософия означает также поле практики, придуманное психоаналитиком Феликсом Гваттари в 1962 году в ответ на обнаруженные недостатки в науке экологии, и на проявления ивайроменталь-ных движений 1970-х и 1980-х годов. Гваттари утверждает, что инвайронментализм обычно затемняет сложность взаимосвязей между людьми и их природным окружением благодаря поддержке им дуалистического обособления человеческого (культурного) и не человеческого (природного) систем, и он представляет экософию как новое поле с холистическим и монистическим подходом к такому исследованию. Экология в понимании Гваттари есть учение о взаимоотношении сложных феноменов, включающих человеческую субъективность, окружающую среду и социальные отношения. Гваттари пишет: «Без модификаций в социальном и материальном окружении не может быть никакого изменения в ментальностях. Здесь мы имеем факт наличия круга, который заставляет меня постулировать необходимость основания «экософии», которая должна связать инвайронментальную экологию с экологией социальной и с экологией ментальной» [9].

Наконец, можно вести речь о «местно-туземной» экософии, которая находится в конфликте с «современной». «Экологическая мудрость» местно-туземных групп отличается от экологической мудрости современных индустриальных групп эпистемологическими различиями. Различные экосо-фии образуют разные типы взаимодействия с окружающей средой. Местно-туземная «экология сознания» имеет тенденцию смешивать культурный, биологический и природный мир и культивировать взаимосвязи между ними. Их способ рассмотрения и представления мира обусловлен этими взаимозависимыми взаимодействиями, где природное должно быть уважаемо и его следует страшиться. Обычный способ содействовать поддержке этой экософии состоит в том, чтобы не поощрять «оскорблений» против природных ресурсов духовности. Таким образом, современная экософия в отличие от туземной экософии основывается на идее эксплуатации ресурсов как единственно продуктивном способе взаимодействия, а также на идее врожденного права на собственность и урожай.

Современные общества отделяют культурные и духовные области от природного и разрыв между этими частями заполняют новыми ценностями, такими как индивидуализм, материализм и прогресс в соревновании с природой. Там, где местно-туземные люди хотели бы видеть природный мир тем, частью чего они сами являются, и тем, что является частью их самих, западные люди обычно хотят противопоставлять себя природному миру. Не случайно обсуждение экологической проблематики в западной литературе ведется в терминах социальной активности, социального действия, деспотизма, индивидуализма, личности, морали, социальных отношений, потребности, рационализации, реабилитации, свободы, собственности, современного общества, социальной структуры, традиции, христианства, экологии, эстетического, этики и эстетики.

Исследование сути, своеобразия, трудностей философских проблем человека, феномена отчуждения человека от природы в условиях постиндустриальной действительности — тема хорошо известная. Можно рассмотреть только пути разрешения вопроса о реализации человеческого бытия. Объективная экологическая действительность объединяет две противоположные тенденции: инертность и самодвижение как качественное изменение, развитие, как восхождение от простого к сложному. Свободно-творческая деятельность человека является проявлением диалектики как универсальной объективной тенденции бытия на высшем уровне. Именно как такая деятельность она есть преодоление инерции, т.е. каузально-механической закономерности как иной универсальнообъективной тенденции бытия.

Поскольку преодоление инерции как объективной тенденции бытия есть одновременно переход к другой объективно-универсальной тенденции, поскольку свободно-творческая деятельность людей усиливает и расширяет возможности свободно-творческой деятельности. Так достигается полноценное бытие человека — свободно-творческое и одновременно объективно значимое. Смысл человеческой жизни следует понимать как свободу ради расширения и усиления свободы. Идеалом, как указал К. Маркс, является достижение царства свободы.

Экофилософская «критика эпохи» отчуждения человека в условиях постиндустриальной цивилизации состоит в том, что борьба за свободу в современную эпоху находит свое проявление, с одной стороны, как борьба против технологической цивилизации с ее нивелировкой личности, с другой — как борьба против культа техники и комфорта, против высокоорганизованной и регламентированной потребительской жизни.

Быть человеком — значит быть сознательным; сознание предполагает отношение к миру и к самому себе. Отношение к себе, по нашему мнению, означает определенную дистанцию по отношению к самому себе и, следовательно, отклонение от инертного бытия; это и есть свобода. Утверждение, что человек есть машина, предполагает, что инерция — единственная тенденция бытия и, следовательно, бытие человека как бытие сознательное и свободное представляет собой частный случай этой тенденции. Но такого рода убеждение означает, что решение проблемы человеческого бытия усматривается на пути «объективного наблюдения «и» объективных методов», подразумевая под ними только лишь естественно-научные методы.

Не менее показательно современное состояние учения В.И. Вернадского о ноосфере. Ведь это учение утверждает не только необходимость целенаправленного развития биосферы, подчиненного обеспечению дальнейшего развития цивилизации, но и такого изменения общества, его природы и организации, которые были бы способны обеспечить нужную гармонию в развитии природы и общества. Следующий шаг в развитии учения о ноосфере должен состоять, вероятно, в том, чтобы объяснить, как этого добиться. Необходимо перечислить проблемы и начать необходимые исследования возможных путей их решения [4].

Выдающимся вкладом в их постановку являются труды Н.Н Моисеева, который экстраполировал тенденции В.И. Вернадского о тесной взаимосвязи живой и неживой природы на общество, дополнив протекание биосферных процессов с учетом антропогенных воздействий [5]. В концепции универсального эволюционизма он представил мир как целостную, саморазвивающуюся, саморегу-лируемую систему, состоящую из множества подсистем разного уровня, сложности и иерархии, связанных между собой общими универсальными принципами развития на основе процессов самоорганизации в рамках единой системы — Универсума. В качестве основополагающей идеи Моисеевым была высказана идея коэволюции (в применении к обществу) — это «такое поведение человека, которое имеет своим результатом не деградацию биосферы, а содействие ее развитию» [9].

Наконец, фактом является, что необходимость разработки международных стандартов для формирования экологического пространства на глобальном уровне с целью решения проблемы совместного выживания мирового сообщества нашла свое продолжение и развитие в международных организациях ученых, философов, общественных деятелей. Римский клуб, регулярные всемирные конференции по окружающей среде способствовали разработке программы пути мирового сообщества к устойчивому развитию на базе экологизации экономики, но, как показала последняя конференция в Копенгагене, ее реализация находится в тупике из-за идеологических разногласий. Показательно, что и в массовом сознании прочны еще принципы антропоцентризма, а современная экономическая система учитывает экологические ценности по остаточному принципу. Поэтому эта программа представляет собой стратегию человечества, прогноз будущего, в котором соединены черты утопии и реальной возможности, а практические шаги международного экологического движения во многом остаются малоэффективными.

Становится очевидным, что объективно оценить создавшееся положение и предупредить общество о грозящих ему опасностях могут именно ученые. Перед наукой и обществом поставлена фактически новая задача — безбоязненного предвидения будущего в контексте кризисной глобальной ситуации. При этом цель прогноза должна состоять не в идеологических спекуляциях, а в знании и истине. Отсюда следует, что требуется дополнение «софийного» «логийным» решением антропной проблемы в рамках экологии.

Таким образом, сейчас настоятельно требуются новые всесторонние и объективные исследования всей проблематики взаимодействия общества и природы на основе осмысления накопившегося за последнее время дискуссионного фактического и теоретического материала.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бейтсон Г. Шаги в направлении экологии разума / Г. Бейтсон; пер. Д.Я. Федотова, расширенное переиздание. М.: УРСС, 2005. 728 с.

2. Геккель Э. Всеобщая морфология организмов / Э. Геккель. М.: Мир, 1866. 324 с.

3. Горелов А. А. Философские основания решения экологической проблемы / А. А. Горелов // Диалектика фундаментального и прикладного. М., 1989. С. 216-227.

4. Казначеев В.П. Учение В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере / В.П. Казначеев. Новосибирск: Наука, 1989.

5. Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера / Н.Н. Моисеев. М.: Молодая Гвардия, 1990. 351 с.

6. Садохин А.П. Концепции современного естествознания / А.П. Садохин. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006. 447 с.

7. Думая, как гора. На пути к совету всех живых существ / Д. Сид, Д. Мэйси, П. Флеминг, А. Наэсс. М.: Голубка, l992. 126 с.

8. Drengson A. The Deep Ecology Movement: An Introductory Anthology / A. Drengson and Y. In-oue, eds. Berkeley: North Atlantic Publishers. 1995. 328 p.

9. Guattari F. The Three Ecologies / F. Guattari. Athlone Press, London and New Brunswick, N.Y., 2000. 174 p.

Дмитриева Наталья Владимировна —

старший преподаватель кафедры «Естественно-научное образование» Саратовского института повышения квалификации и переподготовки работников образования

Статья

Natalia V. Dmitrieva —

Senior Lecturer,

Department of Natural Sciences Studies,

Saratov Institute of Continual Education for Educators

пила в редакцию 02.02.12, принята к опубликованию 02.03.12