Критерии перехода общества к постиндустриальной, информационной стадиям развития

Критерии перехода общества к постиндустриальной, информационной стадиям развития

07.05.2018 Выкл. Автор admin

Первые версии концепции технотронного постиндустриального общества, в которых предполагалось разрешить все противоречия социальной эволюции на основе новых технологий, появились в США в 60-х годах прошлого столетия. Теорию постиндустриального общества разрабатывали прежде всего американские социологи и политологи Д. Белл, 3. Бжезинский, О. Тоффлер, а также французские ученые А. Турен, Ж. Фурастье и др.

Начиная со второй половины 60-х годов в ряде развитых стран стала развиваться концепция «информационного общества» как модификация концепций постиндустриального общества. В 80-х годах исследования проблем информационного общества за рубежом значительно расширились. Наиболее видные представители этого направления — Д. Белл, У. Рос-тоу, О. Тоффлер, Д.К. Гелбрейт, И. Валлерстайн, М. Кастельс (США), А. Турен, Ж. Фурастье, П. Серван-Шрайбер, М. Понятовский (Франция), Ю. Хабермас, Н. Луман (Германия), И. Масуда (Япония).

Сам термин «информационное общество», впервые появившийся почти одновременно в Японии и США, стал основным в докладе специальной группы научных, технических и экономических исследователей, созданной японским правительством для выработки долгосрочных перспектив развития экономики страны.

· классовая структура общества лишается смысла, постепенно нивелируется, уступает место элитарно-массовой структуре. Исчезает пролетариат, а с ним и все противоречия, появляется «когнитариат» и новое компьютерное поколение свободных людей — «гомо интеллектус».

При идеологической неприемлемости, явно технократическом характере ряда позиций авторов постиндустриальных и информационных концепций, по нашему мнению, необходимо видеть главное — становление информационного общества является несомненным атрибутом прогресса, поскольку роль знания как решающего фактора развития общества становится все более очевидной.

См.: Новая технократическая волна на Западе. — М., 1986; Новая постиндустриальная волна на Западе. — М., 1999; Тоффлер О. Смещение власти: знание, богатство и принуждение на пороге XX! зека. — М., 1991; Тоффлер О. Футуршок. — СПб., 1997.

По данному критерию США вступили в постиндустриальный период своего развития в 1956—1960 гг. (штат Калифорния — «силиконовая или кремниевая долина» — преодолел этот рубеж еще в 1910 году), а информационным обществом США стали в 1974 году. Новый век США встретили, по оценкам специалистов, следующей структурой занятости: 75% — в сфере информационно-интеллектуальных услуг, 25% — в материальном производстве и в агросекторе.

Например, такая страна, как Финляндия, вступила в постиндустриальное общество на 20 лет позже США — в 1980 году. В настоящее время Россия, как и мировое сообщество в целом, по данному критерию находится на индустриальном этапе развития.

Признавая несомненность достижений США и других стран в области информатизации, необходимо четко понимать, что значительная доля «информационности» этих стран обусловлена двумя процессами: с одной стороны, выносом материальных, часто экологически вредных, производств за пределы этих стран, в другие государства мира («экологический колониализм»); с другой стороны, привлечением на работу в эти страны ученых со всего мира («приток мозгов»).

Оценке подлежит удельная информационная вооруженность, которая возрастает на порядок каждые 8—10 лет. При этом ранняя фаза информатизации общества наступает при достижении удельной информационной вооруженности порядка 10 оп/сек/чел, что соответствует развертыванию достаточно надежной междугородней телефонной сети. Завершающая же фаза соответствует достижению значения 10 млн. оп/сек/чел, что обеспечивает беспроблемное удовлетворение любых информационных потребностей каждого человека в любое время суток и в любой точке пространства.

Общее продвижение мирового сообщества к информационной стадии своего развития привело к тому, что стало возможным реально наблюдать человечество из космоса, так как уровни радиоизлучения Солнца и Земли на отдельных участках радиодиапазона сблизились.

Важно подчеркнуть, что успехи отдельно взятой страны в информатизации не могут быть оценены только по одному из критериев. Более того, не преуменьшая значимости приведенных выше критериев, следует подчеркнуть, что для определения фаз и стадий развития общества необходима оценка по достаточно сложной системе критериев социального прогресса. Лидирование в области техники, занятости в информационном секторе при господстве «общества потребления» в целом не может соответствовать представлению о развитии информационного общества как атрибута прогресса.

Развитие социальных систем через призму накопления знаний анализировалось многими исследователями постиндустриального общества. На наиболее интересных подходах к такому анализу с точки зрения уровня систематизации и наглядности представляется важным далее остановиться.

Коэволюция человека и биосферы является, по мнению академика Н.Н. Моисеева, практически синонимом понятия «ноосфера». Идею о возможности перехода биосферы в новое состояние первым высказал В.И. Вернадский, Ле-Руа первым назвал это новое состояние ноосферой, а широко использовать этот термин первым стал Тейяр де Шарден.

Опираясь на идею взаимообусловленности цивилизационного и информационного процессов, Д.С. Робертсон (США) выдвинул формулу «цивилизация — это информация[4]». Используя количественные меры математической теории информации, ученый ранжирует цивилизации по критерию количества производимой ими информации:

Для характеристики постиндустриального общества важным представляется критерий соотношения производства и потребления, который отражается в графике динамики деловой жизни с точки зрения производительности труда и способности потребления[5]:

Из графика следует, что постиндустриальное общество способно производить как сельскохозяйственные, так и промышленные продукты, намного превышая свои собственные потребности. Можно сказать, что социум на этапе постиндустриального общества вступает в период перепроизводства, которому свойственно максимальное развитие маркетинга и услуг и к которому может быть применен термин «общество сервисного хозяйства».

место границы между необходимым и свободным временем в рамках социального времени как целостности с упором на объективную необходимость сокращения первого из них. Чтобы место границы стало критерием, определяется масштаб социального времени — единица социального времени, равная одному миллиону человеко-лет;

Предлагается объединить два метода измерения уровня удовлетворения потребностей как критерия общественного развития: объем продукции, выпускаемой для удовлетворения каждой конкретной потребности, и мощность энергетического потока, материализованного в средствах, нашедших потребителя в обществе;

Предлагается два параметра оценки проявления закона возвышения потребностей: скорость перемещения границы между необходимым и свободным социальным временем и скорость изменения уровня удовлетворения необходимых потребностей. Концепция постиндустриального общества в рамках общесоциологической теории развития, как нами было уже отмечено ранее, достаточно глубоко разработана зарубежными исследователями.